«Generation П»: пятый буддийский способ смотреть кино

Апрель 15th, 2011 Автор: matsky

Так же как книга и фильм, обзор о «Поколении П» расслаивается на смысловые и культурные пласты. Оказалось, выдать после просмотра какой-то более менее связный текст практически невозможно. Сразу хочу сказать, что я книгу читал неоднократно, и к тому же перечитал ее перед просмотром фильма. Пересказывать сюжет абсолютно бессмысленно по причине, которую я озвучу ниже.

Если вы не читали роман, вам НЕ стоит смотреть этот фильм.

Стоит ли смотреть фильм тем, кто книгу прочел, и тем более тем, кому она понравилась ― это очень серьезный вопрос. Рекомендовать к просмотру такое кино — себе дороже. Поэтому я просто всем советую прочесть книгу Виктора Пелевина «Поколение Пи». Для тех, кому обязательно нужно, чтобы пелевинские строки кто-нибудь произносил вслух, рекомендую замечательную аудиокнигу, которую читает Влад Копп в рамках радиопередачи «Модель для сборки». Пока что я не слышал ничего лучше.

В день премьеры большом зале кинотеатра «Россия», рассчитанном на тысячу голов, сидело человек восемь. Правда, на сайте афиши на вечерний сеанс почти весь зал забронирован. Поэтому я не берусь предугадать, как сложится прокатная судьба фильма. Смеялись, по-моему, только мы с Серёгой. В основном над пародийной постперестроечной рекламой. Потому что книжка, как ни крути, была написана человеком ироничным (я имею в виду такую горькую иронию, с которой взирает умудренный буддист, катаясь на велосипеде по солнечной Баварии, на горящий поезд).

Фильм заметно урезан. Поэтому несколько скомканный финал. И это главное ощущение после просмотра: история слишком затянулась, и отнимать у зрителей время, чтобы рассказать подробности, авторы сочли уже неприличным. В итоге замечательная первая половина и менее вразумительная вторая (конспиралогическая теория в которой оставляет совершенно равнодушным современного зрителя). Подхваченный пелевинским нарративом ворох работодателей Татарского, бывших партийных идеологов, квасных патриотов и копирайтеров, выполняет свою основную цель ― разворачивает сюжет о пути героя к успеху и пониманию, однако с «параллельной жизнью» все оказалось несколько сложнее. Вечность с её «сардинами облаков» были сразу отброшены невидимым сценаристом за неуместностью, с какой оная соседствовала бы с затхлым ларечным снимком 90-х и маргинальными рекламными перебивками.

Т.к. прокатную версию очень сильно сократили, имеет смысл ждать режиссерскую версию. Важнейшая глава «Homo Zapiens», раскрывающая порочную метафизическую природу общества потребления, превратилась в минутный CG-ролик с дикой плотностью информации. Даже многое из того что было в трейлерах не попало в финальный вариант фильма. Практически в каждой сцене бесполезно висят оборванные нити непоказанных эпизодов. Что за коммерсант прикован наручниками в чеченском ларьке, что за история с ханинскими бриллиантами и куда подевался разговор про ленинских «пропагандистов и агитаторов», откуда взялся Саша Бло и почему сцена о Бутане в фильм не вошла, где копирайтер Сережа со своей рекламой кроссовок «Найк» (я знаю, что сцена была снята, но ее не показали; едва высунувший голову из-за границы кадра Константин Крюков в крошечном камео произносит ровным счетом одну фразу), почему телевизор Гиреева перевернут и т.д. ― все эти и многие другие зрительские вопросы останутся без ответа.

Что получилось в итоге? Это не набор рекламных роликов, не исповедь рекламиста, это не «99 франков» и не новая «Матрица», фильм никогда не станет культовым (в отличие, скажем, от «Sucker punch», который наши дети найдут на развалах сети и будут потом с увлечением пересказывать друзьям в наноблогах). Но стоит отдать должное авторам, т.к. требуется немалое мужество (или сопоставимое с ним безрассудство), чтобы взяться за экранизацию такой трудной книги. Задача невероятно сложная. Справились ли создатели? Думаю, что ожидать лучшего результата было бы глупо. Но режиссерка без сомнения произведет более целостное впечатление.

Сейчас еще лично от себя поругаю, но потом сразу похвалю. Ужасно не понравился женский голос, которым был озвучен с какого-то перепоя Сируфф (персонаж с безусловно развитым мужским началом), понравилась девушка из магазина «Иштар» (который, конечно, как мы все понимаем, должен был называться «Путь к себе»). Музыка понравилась, спасибо нужно говорить, по всей видимости, Шнурову. Но его актерская работа не понравилась категорически. Из него такой же буддист, как из меня программист. Причем, Гиреев это тот персонаж, который произносит гениальную фразу о страшном суде. Представить, что ее произносит Шнуров ― абсолютно невозможно. Зато Гордон в роли Ханина ― это лютый и безусловный вин. Считаю, то, что он согласился сыграть в фильме, было огромной удачей. Заявляю ответственно, что Александр Гарриевич Гордон отныне мой любимый российский актер. Он, к слову сказать, Щуку закончил, т.е. актер вполне себе профессиональный. Есть эстетическая претензия к сцене с низкой частотой кадров, в которой Татарский предлагает создать нового президента. Не знаю, ставилась ли цель создать эффект опьянения, но он был достигнут. С точки зрения графики очень крута сцена первого восхождения на зиккурат, вообще пост-продакшн на уровне. А анимационный скелет, идущий по кремлевской ковровой дорожке – это просто очень круто. Малюта, кстати, в одной сцене ― ну просто вылитый Дугин.

Фильм останется совершенно непонятым людьми моложе двадцати лет, потому что это в определенной степени история о том, что когда страна исчезает ― люди остаются. Для меня «лихие девяностые» начисто лишены какого бы то ни было ностальгического обаяния. Мне в описываемое в романе время было 0<лет<4. И когда я вижу рекламные ролики банка «Империал» перед моим внутренним взором предстает владелец «Лефортовского Кондитерского Комбината» со следами утюга на коже. Даже знаменитая смешная реклама вентиляторного завода приобретает зловещие интонации, когда становится известна кровавая драма, произошедшая на самом заводе в действительности, пока население страны дружно смотрело в ящик. В феврале 1995-го заместитель директора вошёл в офис компании и выпилил своего шефа прямо на рабочем месте, а через год он с помощью двух гастарбайтеров выпиливает своего нового босса, запирая труп в багажнике его баржи. Через 4 года после этого (в год публикации романа) его посадили, и он сидит до сих пор. Режиссер советскую ментальность как раз напрочь утратил подобно персонажу Ханину. Кофейные нью-йоркские ветры полностью выдули из его вихрастой головы последние крупицы советского сознания. Изображаемые 90-е вызывают отвращение в меньшей степени, чем этого можно было бы ожидать. Ведь всерьез ностальгировать по этому времени может только человек крайне незамысловатый. Во время просмотра становится очевидным, что актуальность пелевинского романа жестко локализована во времени. Только зловещими отблесками на лысеющей голове виртуального президента наступающее тревожное будущее дает о себе знать. То, что мир изменился, особенно понятно после просмотра огромного количества коммерческих роликов, предшествующих показу фильма, в которых рекламировались разнообразные услуги в сфере электромагнитных полей. P.S. Внимание: далее СУПЕР СПОЙЛЕР! Что за хрень со спящим Татарским? Это никуда не годится вообще. Единственное, что исправит ситуацию, когда фильм уже смонтирован ―это публичное обращение режиссера к нации, в котором он скажет, что последние пять минут фильма НЕ снятся Татарскому. В противном случае посылаю режиссеру и сценаристам лучи презрения, потому что этот их прощальный кунштюк обесценивает всю пивную патетику финала. P.P.S. Я очень боялся, что режиссер увлечется воссозданием эпохи, сбором всех этих артефактов из прошлого: вкладышей, значков, дэнди и макинтошей. Но все обошлось. После рецензии Петра Фаворова я ожидал дословную экранизацию (тщательную, по его словам, дотошную экранизацию слово в слово). И я был, честное слово, не против этого. Так как я хорошо помнил роман, я приготовился смотреть своеобразную киноиллюстрацию. Но оказалось, что это именно экранизация, вполне самостоятельное произведение. Заметно, что к тексту первоисточника сценаристы и актеры относятся весьма уважительно, но без фанатичного пиетета. Следует сказать, что буквальный подход к переносу текстов на экран глубоко порочен по своей сути, т.к. киноязык и литературный язык имеют между собой мало общего. Если даже между написанным текстом и текстом, предназначенным для чтения вслух, разница огромна, то ожившее на пленке произведение и литературную основу разделят бездонная пропасть. Это совершенно разные формы искусства. Кино, как сплав других видов искусства, это сложный механизм (а порой, организм), все составные части которого функционируют с одной целью. Сюжет, музыка, монтаж, операторская работа, всё направлено на то, чтобы индуцировать в зрительском сознании те или иные образы, эмоции и смыслы. Режиссер управляет вниманием зрителя, манипулирует пространством его ума сообразно своим целям. Писатель ведет за собой читающего, но функции режиссера и кастинг-директора читателю приходится выполнять, так или иначе, самому. P.P.P.S. Тут еще оказывается вчера было 10-летие переворота на НТВ. Такие дела, Фарсук Карлович.

Категория: кино, книги | 1 Комментарий »

No One Writes to the Colonel Sanders (El coronel KFC no tiene quién le escriba)

Апрель 29th, 2010 Автор: matsky

Прочитал недавно сабж. Маркес до магического реализма — вылитый Хемингуэй. «Полковнику никто не пишет» — это практически «Старик и море», только старик никуда уже не плывет, вместо моря у него река времени, а роль рыбины играет петух.

Категория: книги, творчество | 1 Комментарий »

 
© 2017 Matsky